Книжные серии
Неполная и окончательная история классической музыки Стивен Фрай
Stephen Fry

Неполная и окончательная история классической музыки

Стивен Фрай, подтверждая свою репутацию человека-оркестра, написал историю классической музыки, которую вы и держите в руках. Но если вы думаете, что знаменитый острослов породил нудный трактат с перечислением имен и дат, то, скорее всего, вы заблудились в книжном магазине, и сухой учебник стоит поискать на других полках. Всех же остальных ждет волшебное путешествие в мир музыки, и гидом у вас будет Стивен Фрай с его неподражаемым чувством юмора.

Разговор о серьезной музыке Фрай ведет без намека на снобизм, иронично и непринужденно. Великие композиторы – словно его добрые знакомые, и рассказывает Фрай о них с симпатией и теплотой. При этом «Неполная и окончательная история» вовсе не сводится к шуткам и фраевской игре слов, напротив, она чрезвычайно информативна: исторические факты, забавные анекдоты, детали жизни и быта. Словом, это самая настоящая «История» – и не только музыки, но и всего, что ей сопутствовало: войн, научных открытий, литературных шедевров. «Неполная и окончательная история классической музыки» – книга в высшей степени занимательная, умная и смешная. Настоящее удовольствие для тех, кто всегда любил музыку, но почему-то боялся узнать о ней побольше.

Пресса о книге

  Британский человек-оркестр - киноактер, писатель, радиоведущий - вознамерился рассказать историю классической музыки от времен шумерских лир и "ровного пения" папы Григория до сверхсовременности - саундтрека к "Титанику", эмбиента и классических ораторий Маккартни. Широта охвата поражает, равно как и эрудиция автора (на страницах книги появляются не только Глинка и Пушкин, но и Иван Барков), а его любовь к предмету несомненна.
  Правда, выражается порой она довольно странно. "А кстати, известно ли вам, как понять, что перед вами лира? Нет? Ладно, в таком случае займите мне десятку, завтра отдам. Шуточка, в общем-то, никакая, однако в ней хотя бы на йоту меньше занудства, чем в объяснениях, что арфа-де выглядит примерно так", - пишет он с самого начала и честно старается изо всех сил избегать занудства и дальше. Гектора Берлиоза он называет "скандальнейшим диджеем 1830-х", а чтобы дать ясное представление о музыке Вагнера приводит слова Вуди Аллена: "Я не могу подолгу слушать Вагнера. Меня почти сразу одолевает желание вторгнуться в Польшу".
  Эту книгу едва ли можно использовать в качестве учебного пособия в начальных классах музыкальной школы. Зато она придется по нраву любителям сочного фраевского балагурства. А также - рьяным сторонникам идеи о том, что музыка бывает плохой и хорошей, а все жанровые перегородки - от человеческой глупости. А совсем не от Аполлона.
ТАЙМ АУТ
 
Английского актера и писателя Стивена Фрая публика любит и за роль дворецкого в сериале “Дживс и Вустер”, и за отличные романы. Одна беда: Фраю, по его собственному признанию, в детстве медведь на ухо наступил. Тем не менее он считает, что по части слушания музыки— в первую очередь классической— вполне соответствует “олимпийским стандартам”. Историю музыки от древности до наших дней Фрай излагает лихо и с присущим ему юмором. “Всегда любил эту фамилию— Мусоргский. Мне нравилось медное звучание "Богатырских ворот в Киеве", а фамилия композитора представлялась мне отвечающей им в совершенстве— тоже немножко медная, похожая на звук трубы или горна. Мусссссоррррргский!”
ВЕДОМОСТИ
 
 Музыка и время» — так можно бы назвать книгу Стивена Фрая («Неполная и окончательная история классической музыки». М: Фантом-Пресс). Знаменитый актер, режиссер, журналист, писатель, достояние британской короны и человек-оркестр Стивен Фрай явил на суд читателей книгу, которая легко и доходчиво объяснит простому смертному, что происходило в музыкальной и просто жизни «от 13500 лет до P.Х.» до 2001 года н.э. «Время от времени я быстрым взглядом окидываю… переходящие обстоятельства времени, чтобы понять, какие дела совершались вокруг великих композиторов, пока они, как бы это сказать, композицировали». Другое дело, что авторская манера изложения может довести до инфаркта преподавателя консерватории. Как, впрочем, любого, кому невмоготу читать: «У Иоганна Себастьяна происходила своего рода разборка с церковным начальством», «Глюк много колесил по свету… увидит где-нибудь идею и прикарманит, увидит новый стиль — прикарманит и стиль», «он (Паганини) закатил нервический скандал и отказался исполнять это» или «Бизе… обладал превосходным чутьем на мелодию и ни черта не смыслил в либретто». Сам Фрай предупреждает, что книга «переполнена сопоставлениями, полетами фантазии, приключениями музыкальной мысли и, по правде сказать, совершеннейшей чепухой». С последним можно и не согласиться.
 
ПРОФИЛЬ
Замечательный британский актер, режиссер иписатель Стивен Фрай насей раз выступает внепривычном амплуа: напротяжении пятисот слишним страниц онзнакомит читателя систорией классической музыки. Биографии известных композиторов имузыкантов, художественные искания ивеликие творческие прорывы, жанровые изменения итехнические новации— все это становится объектом легкого, остроумного икомпетентного разговора. Сам страстный меломан и музыкант-любитель, Фрай обращается вравной мере икзнатокам классики (которые найдут вего книге немало любопытных ималоизвестных подробностей), иктем, кто относится кней без предубеждения, нотак инесобрался всерьез углубиться вэту тему.
PSYCHOLOGIES


© Издательство «Фантом Пресс»
(495)787-34-63
(495)787-36-41
phantom@phantom-press.ru
 
Создание сайта - FastWeb.