Книжные серии
Дурное влияние Уильям Сатклифф

Дурное влияние

Бен и Олли – закадычные друзья. Они обычные мальчишки, живущие в обычном лондонском пригороде. Но однажды их мирная и скучная жизнь буквально взрывается – на их улице поселяется таинственный Карл. У него странные игры, странный язык и странные желания. И он очень, очень опасен. С Карлом весело, страшно и необычно. Но вот проблема – Бен не готов уйти на второй план, а его верному оруженосцу Олли с Карлом куда интереснее. И вот вся троица  пускается в приключения, которые вскоре перерастают в неприятности, а затем и вовсе в борьбу не на жизнь, а на смерть. Насколько далеко зайдет Карл, прежде чем остановится? И насколько жуткими должны стать его затеи, чтобы отказаться от них?

Пресса о книге

 
ПРЕССА О РОМАНЕ
 
Книга о том, как из хорошего мальчика превратиться в малолетнего рецидивиста и завсегдатая колонии для особо трудных тинейджеров. Результат достигается довольно быстро - надо только вовремя попасть в плохую компанию и все время бояться показаться недостаточно крутым. Англичанин Уильям Сатклифф умеет писать об очень серьезных вещах без всякого пафоса, легко и смешно, хотя вообще-то героям совсем не до смеха. Основной сюжет Сатклиффа - взаимоотношения подростка и общества; автора интересует, как далеко может зайти та или иная юная душа в поисках расположения окружающих. Сразу скажем - очень далеко.
ТАЙМ АУТ
 
  Тридцатипятилетний Уильям Сатклифф досих пор казался, пожалуй, наименее амбициозным английским писателем, этаким вечным дебютантом, без конца разбирающимся, как это сплошь дарядом случается сдебютантами, спроблемами икомплексами собственной юности. Втрех его первых романах —«Новенький», «Атыпопробуй» и«Любовный шестиугольник» (на русском изданы первые два) —речь шла осмешных ивмеру несчастных подростках, сужасом ивосторгом переживающих свою прыщавую половозрелость. «Дурное влияние» —последний роман Сатклиффа; здесь оннаконец оставил впокое молодежь иотправился исследовать куда более серьезный ипугающий мир детей.
  «Дурное влияние» —небольшая исповедь отпервого лица; рассказчик —десятилетний Бен, илишь напоследней странице мыпонимаем, кому изачем онрассказывает свою историю. Бен —вполне благополучный ребенок извполне благополучной семьи; онсовершенно нормален, вмеру энергичен ивмеру послушен, онниразу непрогулял школу, унего есть преданный друг для воскресных игр. Благополучие заканчивается, когда насоседней улице появляется Карл, который отнюдь нестоль примерно-показателен —странный, дикий, харизматичный любитель небезопасного экстрима. Карл устанавливает свой порядок вмаленькой вселенной Бена; Бен сопротивляется, подчиняется, вновь сопротивляется изнакомится врезультате снеприглядными механизмами власти. Окружающий мир стремительно теряет идиллическую дружелюбность; выстраивание детской иерархии приводит ккровавой развязке, иБену только чудом удается выскользнуть впоследний момент.
  То, что природа детства, если приглядеться, весьма страшна —отнюдь неновость: Голдинг в«Повелителе мух» высказался наэтот счет вполне исчерпывающе. Конфликты вэтом возрасте все теже, только ихнеоблагораживают принятые увзрослых правила приличия. До«Повелителя мух» Сатклифф, конечно, недотягивает; ивсе жемало укого получалось так ясно продемонстрировать, сколь тонкая грань отделяет детскую жестокость отфашизма, нормированность —отбезумия, ребенка - отманьяка.
ЭКСПЕРТ
 
  Главное достоинство таланта Уильяма Сатклиффа -- в его разнообразии. Легко угадать, чем аукнутся сюжеты его соотечественников -- Хорнби, Коу, Фрая; с Сатклиффом же никогда не знаешь, с чем придется иметь дело. Он легко справился с социальной сатирой, раз и навсегда «припечатав» лондонскую моду на путешествия в Индию («А ты попробуй»); грамотно обработал абстрактный сюжет про «человека без свойств»; поведал историю первой любви, попутно наехав на британскую систему образования («Новенький»). На этот раз Сатклифф взялся побороть не пубертатные проблемы, а предпринял психологический рейд в начальную школу.
   «Дурное влияние» -- тонкий экзерсис на тему «трудных детей». Задавшись вопросом, каким образом тихони из благополучных семей превращаются в жестоких преступников, Сатклифф легко погружается в мир собственного детства. Первые страницы книги напомнят о воскресном кошмаре в кругу семьи, о странных запахах из комнаты сестры, о жестоких схватках со старшим братом -- о том периоде, когда мир вокруг, кажется, никак не желает признавать твое существование.
  Оттолкнувшись от смешного -- от попыток выйти из дома, не коснувшись пола, автор так же бесшумно ступает на территорию страшного. Памятуя о детской жестокости и неспособности рефлексировать свои поступки, Уильям Сатклифф реконструирует тот уникальный способ, каким пользуются только дети, пытаясь разведать и очертить пределы дозволенного. И когда неожиданно оказываются за отведенной чертой -- территория игры оказывается пространством преступления.
ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ
 
До боли смешно, на удивление живо, поистине страшно.
Daily Telegraph
 
Сатклифф – решительный и твердый наблюдатель, рисующий первобытную борьбу за власть, лежащую в основе всех человеческих взаимоотношений, как детских, так и взрослых. Самый мрачный из всех его романов на сегодняшний день.
Observer
 
Мастерство Саклиффа – в его умении наделять обыкновенные, будничные ситуации волнующими приключениями. Он дает читателю возможность снова вернуться в юность и напоминает всем нам о том, насколько трудной и сложной может быть жизнь, даже когда тебе всего десять.
New Statesman
 
Не роман, а резкий, острый шок – о детской дружбе, стремительно вырывающейся из-под контроля.
Time Out
Сосредоточенность Сатклиффа на узости взглядов эгоцентричной юности наполняет повествование леденящим ритмом, свойственным фильмам ужасов.
The Times Literary Supplement
 
Смешно, убедительно, трагично.
Image
 
Остро и безжалостно, тихо шокирующее.
Independent on Sunday
 
Зловеще, волнующе, напряженно. И настолько правдоподобно, что временами не верится, что все это вымысел.
Sunday Express
 
Мрачно, остроумно… восхитительная драматизация стремления человека к власти и превосходству над другими и пределов, до которых мы готовы идти для удовлетворения этой жажды.
Кадзуо Исигуро
 
Про то, как мы чувствовали себя в десять лет… Умная и очень сильная книга.
Guardian
 
Книга, которую должен прочесть каждый. Такую книгу еще поискать.
Daily Express
 
Безупречное мастерство настоящего рассказчика.
Marie Claire


© Издательство «Фантом Пресс»
(495)787-34-63
(495)787-36-41
phantom@phantom-press.ru
 
Создание сайта - FastWeb.