Книжные серии
НЕПРИЧЕСАННЫЕ РАЗГОВОРЫ Айла Дьюар

НЕПРИЧЕСАННЫЕ РАЗГОВОРЫ

(перевод Марина Извекова)

   Люди любят поговорить по душам. Антураж при этом часто одинаков: сигарета, кофе, а то и что-нибудь покрепче. Вот содержание - разное. Хотя бы потому, что разделение рода человеческого на Адама и Еву пока не отменили. Бывают передряги, в которые представителям сильного пола никогда не попасть, и рассказать о них вполне благопристойно не получается. Да и нужно ли в беседе с лучшей подругой привирать и манерничать?
   В центре этого ироничного, умного и откровенного в деталях романа две героини. К моменту их встречи у каждой за спиной «синяки да шишки». Обе бегут, только Эллен - в мир созданных ею фантазий, а Кора - по жизни напролом. Цель, однако, всем нам знакомая, - счастья хочется.
  Узнать, что связывает два таких несхожих и непростых характера, вчитаться в их судьбы - значит прислушаться к себе и, может быть, найти ответ на собственные вопросы, а для мужчин, кроме всего прочего, - лучше понять тех, ради кого они временами готовы из кожи вон вылезти.

Пресса о книге

Эта книга написана женщиной, о женщинах и, возможно, для женщин… Несмотря на то, что действие происходит в Шотландии, оно могло бы произойти где угодно: мужья, которые заигрывают с другими и беспокойные приятели встречаются в любой точке земного шара. И даже если финал покажется вам слегка сентиментальным, трудно отыскать книгу, более подходящую для приятного отдыха.
Publishers Weekly
 
Наблюдательно, остро, как жало, и очень забавно!
Times
 
Немногим писателям удается так заставить читателя сопереживать.
Scotland on Sunday
 
Меткие наблюдения над провинциальной жизнью… женский образ исключительной силы и обаяния.
Herald

Секреты, несбывшиеся надежды, туманные подозрения и мечты, мечты, мечты… Айла Дьюар пишет о женщинах откровенно, но по-доброму.
Woman & Home
 

Интервью с Айлой Дьюар

– Имеет ли значение для вашего творчества то, что вы родом из Шотландии?
– Не слишком. То, что я шотландка, скорее, повлияло на выбор книг, которые я читала. В юности я обожала Стивенсона – «Похищенного» и «Остров сокровищ». Теперь я читаю Мюриел Спарк, Йен Рэнкина, Луизу Уэлш и многих-многих других, всех не перечислишь.
– На кого из своих героинь вы больше всего похожи?
– Я немножко Эллен из «Непричесанных разговоров». Слишком много мечтаю и пялюсь в окошко, погруженная в какие-то странные мысли. Честно говоря, мне понадобилось немало времени, чтобы понять, чем я хочу заниматься в этой жизни. Даже не знаю, почему. Но я точно знаю: чтобы быть счастливым, нужно понять, чем ты хочешь заниматься, и работать в этом направлении. Не стоит бояться поражений. Да, это больно, но если принимать поражения, только сильнее станешь. Раньше я думала, что амбиции – это плохо. Ну, что это жадность и сплошное доказательство себя. Но теперь я точно знаю, что это не так. Амбиции – это хорошо. Они заставляют нас заглядывать в себя и работать над тем, чего мы хотим достичь. Это не имеет ничего общего с обидами и желанием подсидеть коллегу. Просто это единственный способ реализовать себя наилучшим образом. Все открытия в медицине, музыке, литературе, искусстве, да где угодно, все они – следствие чьих-то амбиций. Люди пишут книги, сочиняют песни, строят здания, рисуют картины, и все это не ради денег или славы, а ради того удовлетворения, которое испытываешь, когда делаешь что-нибудь стоящее.
– Какой отзыв на Вашу книгу понравился вам больше всего?
– Ничего из того, что было опубликовано в прессе. Так, просто маленький комментарий, буквально пару слов, сказанных на какой-то встрече. Одна женщина призналась мне, что не любит читать. Что она прочитала в жизни только одну-единственную книгу. Мою книгу. Она ей так понравилась, что она прочитала ее несколько раз подряд. Мне было безумно приятно это услышать.
– С кем бы из литературных героев вам хотелось повстречаться?
– Холли Галайтли, наверное. Спросила бы у нее, каково это быть внутренне свободной и полностью соответствовать самой себе. Еще, если бы мне позволили, я бы поговорила с Лиззи Беннет из «Гордости и предубеждения». Обожаю ее: она такая живая и остроумная. Я бы спросила, как ей живется с Дарси и детишками, и не превратилась ли она в собственную мать?
– Назовите Ваших любимых писательниц?
– Я бы назвала двоих, хотя на самом деле их гораздо больше. Это Энни Пру, потому что она умеет чудесно описывать пейзажи и героев, и у нее чудесный стиль. И Кэрол Шилдс, к сожалению ушедшую от нас. Она умела удивительным образом воспеть прелесть обыденности. Обычная, повседневная суета у нее становилась сложной и важной, а ее наблюдения полны трагизма, радости, отчаянии и магии. Она была поэтесса, романистка и писала превосходные рассказы. А еще она была одной из моих героинь.
– От кого вы бы хотели получить письмо?
– Сложный вопрос, наверное, от Кэтрин Хепберн. Она была настоящая звезда. Боролась с голливудской системой и оставалась верной себе. Одевалась, как хотела, любила того, кого хотела. Обожала спорт, плавание, велосипеды, теннис. Выкупила права на «Филадельфийскую историю», помогла выходу фильма, сама выбрала исполнителей на главные роли. Она стала актрисой, которая чаще всего номинировалась на «Оскар» и чаще всего его получала. Она была самой собой. Еще мне бы было приятно получить весточку от Мей Уэст (в действительности она обожала работать и была бунтаркой), Дороти Паркер и Билли Холлидей.
– Если бы вы выиграли миллион фунтов, на какие благотворительные цели вы бы их потратили?
– На любую благотворительность, которая связана с женщинами, оправляющимися после родов. И на помощь страдающим артритом. Или детям Африки, умирающим от СПИДа. Не думаю, что мне хватит миллиона фунтов. Можно попросить у вас еще немного денег?


© Издательство «Фантом Пресс»
(495)787-34-63
(495)787-36-41
phantom@phantom-press.ru
 
Создание сайта - FastWeb.