Книжные серии
Как убить своего мужа Кэти Летт

Как убить своего мужа

   Любой женщине рано или поздно хочется прибить собственного мужа. «Была б последняя воля, а уж я постараюсь в ней оказаться», – полушутя признаются они друг заканчивающееся смертью.
   Но когда Джасмин Джардин арестовывают за убийство собственного мужа, становится не до шуток. В сорок лет жизнь только начинается. Жизнь, а не пожизненное заключение за убийство супруга.
   Джаз, мама-домохозяйка и настоящая «богиня домоводства»; Ханна, бездетная бизнес-леди; и Кэсси, обезумевшая работающая мать – три самых обыкновенных женщины. Они коллекционируют классическую музыку, а не судимости. Кэсси и Ханна берутся доказать невиновность лучшей подруги, попутно раскрывая перед читателем секреты предательств, измен, более стройных бедер и изобилия юных любовников. Но выдержит ли их дружба эти все более мрачные откровения?
   Веселая, умная, сексуальная – от новой книги Кэти Летт просто не оторваться. Это роман о женщинах, которые не Имеют Все, но Делают Все. О том, что современная мама чаще всего оказывается замужней матерью-одиночкой. О том, что история еще не знает случая, чтобы жена застрелила мужа, пока тот пылесосил ковер. Это – Кэти Летте во всем ее блеске, бросающая свой фирменный язвительный взгляд на то, что происходит на кухнях и в спальнях обычных семейных пар. Роман, который не оставит равнодушной ни одну женщину – и теперь-то мы уж точно будем внимательнее читать мелкий шрифт на своем брачном контракте.

Пресса о книге

Новую книгу Кэти Летт можно было бы сравнить с «Отчаянными домохозяйками», если бы в этом популярном сериале была хотя бы одна десятая веселья и драйва, которые есть в романе Летт.

Отрывок из книги

    В браке отсутствие вестей – плохая весть. Вот почему я твердо решила поговорить с мужем в субботу утром, прямо за завтраком.
   – Что-то я не помню, Рори, чтобы в моей клятве у свадебного алтаря были слова «любить, пылесосить и подчиняться».
   – Не понимаю, что конкретно эти японцы пытаются выяснить про китов? – был его ответ. Он внимательно вчитывался в отчет Института охраны животных.
   – Рори, ты меня слушаешь?
   Муж продолжал чавкать хлопьями: молочные брызги летели во все стороны.
   – Они уже столько их угрохали, а результатов до сих пор ноль. Они что, думают обнаружить, что киты умеют бить чечетку? Или петь йодлем? Брать интегралы с дифференциалами?
   – Великолепно! Ты даже не слышишь, как я спрашиваю, слушаешь ты меня или нет!!
   Никогда не пытайтесь заводить разговор с мужчиной, если в радиусе одной мили находится газета, спортивная программа или папка с рабочими документами.
   – А?
   Рори настолько не привык, чтобы я на него кричала, что в его взгляде так и читалось обиженное недоумение.   
   Однако на сей раз я не собиралась поступать в добрых традициях англосаксов: держать все в себе как в бутыли с брагой, пока в один прекрасный день не случится взрыв.
   – ТЫ СОВЕРШЕННО ПЕРЕСТАЛ ПОМОГАТЬ МНЕ ПО ДОМУ!
   – А? – Густая челка школьника упала ему на глаза. – Это неправда, котенок.
   – Рори, за последнее время твой единственный вклад в домашнее хозяйство случился, когда к нам собрался приехать твой брат с очередной невестой, и я попросила приготовить для них спальню в твоем кабинете, а ты подложил под кровать «радионяню», чтобы слушать, как они занимаются сексом. Скажи на милость, сколько тебе лет?
   Нахально улыбаясь от уха до уха, он ответил на мой вопрос мелодичной отрыжкой.
   – Раньше я очень надеялась, что когда-нибудь ты повзрослеешь и поймешь, что отрыжка и послеобеденная беседа – это совсем не одно и то же. – Я вздохнула, запихивая газеты в мусорную корзину. – Все, что я прошу – это элементарная гигиена. Забрызганное сиденье унитаза, грязные трусы на полу… ты как животное, которое метит территорию.
   – Но у нас есть домработница.
   – И что с того? Перед визитом домработницы надо убираться с особым тщанием. К тому же, приходит она только раз в неделю, а этого недостаточно, чтобы расчистить тот бардак, который ты создаешь.
Рори лениво улыбнулся.
   – Где? Что-то я не вижу никакого бардака.
   – Вот именно, – огрызнулась я, раздраженно счищая остатки завтрака с его тарелки. – Почему-то голую грудь ты способен заметить за сотню миль, а грязный носок на полу посреди комнаты в упор не видишь. И потом, насчет воспитания детей…
   – Эй, это нечестно. С детьми я как раз помогаю. Помнишь прошлый день рожденья Дженни? Когда я привел из лечебницы ту овчарку-пенсионерку, и она согнала всех детей в кучу и не позволяла им больше разбегаться
   – Вот-вот. Ты забираешь себе все веселье, а из меня делаешь жуткого монстра, который силком заставляет есть овощи, чистить зубы, и…
   – Я даю им сбалансированное питание!
   – Ага, кормишь шоколадом, черным и белым! А еще иногда брюзшишь, что не мешало бы им прибраться у себя в комнате.
   – А как же конструктор «Лего», что я им купил? Очень познавательная вещь.
   – Точно. И убил шесть часов на постройку космического звездолета, пока я выгуливала детей в парке. К тому же, это было пять лет назад.
   – Но ведь ты такая классная мама, Кэсс! Разумеется, у отца должно быть свое слово в воспитательном процессе, но говорить ему надо всегда одно: «Ваша мама права».
Мои тревоги разрослись до таких размеров, что о смехе не могло быть и речи. Не страхи, а настоящие тревого-сумоисты.
   – И когда дети болеют, почему именно я всегда беру отгул на работе?
   Сварливый тон был противен даже мне самой, но остановиться я уже не могла: попреки громоздились один на другой, словно китайские акробаты.
   – Почему в этом доме я единственная, кто может найти библиотечную книгу или футбольную бутсу?
   Такое впечатление, что все реплики для меня писал кто-то другой, а я просто их повторяла – эдакое супружеское караоке.
   – Я тоже кое-что делаю…
   – Рори, я уже два месяца жду, пока ты соберешь новую кровать, которую мы купили в «Икее» для Джейми.
   – Да соберу я ее! Мужчина я или кто? А мужчины должны быть выше беспочвенных обвинений.
   Я смотрела на мужа. Его слова были столь же бессмысленны, как обещания американских республиканцев что-нибудь сделать с глобальным потеплением.
  – Но когда? Почему не прямо сегодня? А заодно можешь помыть всю посуду. Тарелки, знаешь ли, сами по себе чистыми в буфет не возносятся.
  – Черт, как же приятно видеть тебя позитивно настроенной с утра пораньше!
  – Эй, я просто хочу начать день как следует.
   Когда-то недостатки Рори лишь вызывали у меня нежность – эдакая смесь снисходительности и влечения. Но сейчас те же слабости вызывали лишь жуткое раздражение.
   Муж поднялся из-за стола и сграбастал меня в мускулистые объятья.
   – Конечно, цыпленок, я все сделаю. А ты пойди, развлекись немного.
   Я уже собиралась простить его, но от последней фразы застыла как вкопанная.
   – Развлекись? То есть, ты называешь беготню по продуктовым магазинам развлечением?!
   Сегодня у меня «выходной», а значит надо везти детей в парикмахерскую, затем высадить одну у танцшколы, другого у теннисного корта, заскочить в химчистку, потом в видеопрокат, купить удобрений для сада, заправить машину, выбрать подарок ко дню рождения брата Рори, обновить рецепт на лекарства и, наконец, развезти детей по разным секциям – боулинг и альпинизм, – причем, в абсолютно противоположные концы города.
   – Надеюсь, ты наведешь в доме порядок, пока меня не будет? Вообще-то, я собиралась сказать, что это уже давно не дом, а настоящий свинарник, но на самом деле ни одна уважающая себя свинья сюда и копытом не ступит.
   Судя по своеобразному благоуханию, исходившему из-под дивана, туда забралось, по меньшей мере, стадо антилоп, чтобы встретить смерть. А может, это всего лишь запах наших разлагавшихся отношений.
Но тут муж вдруг неожиданно воскликнул:
   – Ну конечно, мой ангел.
   И послал мне на прощанье воздушный поцелуй.
   Приятное тепло разлилось по всем сосудикам моего сердца, не говоря уже об остальных частях анатомии.  
   Мне не терпелось тут же броситься к телефону и сообщить Джасмин, как она не права. Рори не страдает ни аутизмом, ни эмоциональной невразумительностью. Я высказала свои претензии, он выслушал, пошел на уступки и изменился. Он чувственный, внимательный, заботливый, и нет абсолютно никакой необходимости вздергивать наш брак на острие копья.
   Три с половиной часа спустя я возвращалась, нагруженная пакетами из гастронома. Пронзительный рев музыки было слышно за два квартала. Когда я ввалилась в дом, от пульсации усилителя мозг буквально задребезжал в черепушке. Бросив пакеты в прихожей, я ворвалась в гостиную – где и застала мужа. Он стоял посреди комнаты, извиваясь как полоумный. Рори – это Джимми Хендрикс «воздушной» гитары. Он знает все мыслимые и немыслимые позы. Он может играть на спине, у себя за головой. Он может играть даже зубами. Однажды он умудрился втюхать «воздушную» гитару через Интернет-аукцион за 50 фунтов.
   Используя цветочные горшки в роли рок-музыкантов, а торшер – в качестве микрофона, Рори громко орал «Дым над водой», одновременно наяривая свободной рукой точно одержимый.
   Нечего и говорить, что дом был совсем не похож на образцово-показательное жилище, каким я себе его представляла. Скорее он выглядел как учебный полигон армейского спецназа. Грязные тарелки все так же валялись под диваном, а кровать из «Икеи» мирно покоилась в коробке у Рориных ног. Муж совершенно не смутился, увидев меня стоящей в дверях. Наоборот, он еще активнее ударил по воображаемым струнам, а в какой-то момент даже упал на колени для исполнения особо душераздирающего соло.
   Я почувствовала, что сейчас самое время поделиться с ним одним из наиболее полезных женских советов: что пятна мужниной крови лучше всего удалять с помощью растворенного в воде крахмала.
   Стоит ли удивляться, что далее последовала настоящая схватка. С моей стороны было много скептицизма:
   – Чем ты занимался все это время?
   – Ну, я немного прибрался.
   – Прибрался… Интересно, почему на кофейном столике могут предаваться любовным играм спаривающиеся крысы, покрытые колонией смертоносных бактерий, способных поглотить пятилетнего ребенка… а мужчины считают, что в доме чисто? М-м-м?!
   Был определенный сарказм:
   – Как насчет слайд-презентации на тему, где место пустым коробкам из-под апельсинового сока – в холодильнике или в мусорном ведре? Это тебе поможет?
   Порядком открытой враждебности:
   – Любая мужская задница, припаркованная на этом диване, которая больше четырех часов пялится в телевизор, включенный на спортивном канале, будет принудительно эвакуирована и поставлена на штрафстоянку за счет владельца. Ясно я выражаю свою мысль?
   И немало мученичества:
   – Похоже, придется делать это самой – точно так же, как и Все Остальное.
   Полностью перейдя в режим великомученицы, я сорвала пластиковую упаковку с деревянных планок «икеевской» кровати и раскрыла инструкцию. Возьмите крестовую отвертку с головкой Филлипса. Я рывком распахнула ящик с инструментом и сконфуженно уставилась на его содержимое. Кто, черт возьми, этот Филлипс? И почему он такой садист?
   – Что ж, ладно. – Рори с явной неохотой выключил музыку, прерывая свой воображаемый рок-концерт. – Если ты мне поможешь, я управлюсь в момент.
   Часа через три до меня начало доходить, что Мистер Икеа с его ключом Аллена гораздо больше ответственен за разрывы супружеских отношений, чем неверность. Надо бы переименовать магазин в «Бракоразводные полки» – вот только получиться должны были вовсе не полки. Получиться должна была новая кровать для Джейми, но все вышло как раз наоборот. Еще через шесть нервных срывов я, кажется, придумала достойное применение отвертке с головкой Филлипса. Очень удобное орудие, когда супругам приспичит заколоть друг друга насмерть.
   Рори приложился к бутылке виски. Я же была настолько подавлена, что нуждалась в чем-то гораздо более крепком: скажем, глоток ацетона прошел бы сейчас на ура.
   – Послушай, – сдалась наконец я. – Может, вызовем на вечер няню, а сами сходим куда-нибудь и поговорим?
   – Сходим? Куда? Все эти выходы меня просто бесят. Меню в ресторанах – не меньше шестидесяти слов, чтобы описать то, что на поверку окажется жухлым листом салата, выглядящим как больная лягушка с торчащим из задницы ростком базилика. Нет уж, спасибо, Кэсси. И потом, о чем нам говорить?
  – Черт, да мало ли! О нашем грядущем разводе?!


© Издательство «Фантом Пресс»
(495)787-34-63
(495)787-36-41
phantom@phantom-press.ru
 
Создание сайта - FastWeb.